Новини
14.04.2006 «ЕПИСКОП – ЭТО ОТЕЦ, НО ОН ЯВЛЯЕТСЯ ОТЦОМ НЕ САМ ПО СЕБЕ, А ПО ОТНОШЕНИЮ К СВОИМ ЧАДАМ»

беседа с Архиепископом Херсоннеским и крымским УАПЦ Иоанном (Модзалевским)

- Расскажите о себе и своих научных интересах, ведь известно, что вы являетесь тонким знатоком литургики, на протяжении многих лет изучаете распев КПЛ.
Рассказывать о себе самом мне кажется не совсем уместным. Епископ – это, прежде всего монах, а монашеская дисциплина не поощряет таких вещей. Вместе с тем, я с радостью расскажу о своем служении и интересах. В епископском сане я служу уже 10 лет, сначала исполняя послушание викария Тернопольской епархии, а потом получив свою кафедру – Херсонес. Наша епархия немногочисленна, но она живет как одна семья. Между клириками и епископом установлены простые и доверительные отношения. Церковная жизнь в епархии развивается без каких-либо потрясений и конфликтов, поскольку мы стараемся любить и терпеть друг друга. Вместе с тем, я стараюсь, чтобы у нас в епархии епископ был реальным средоточием церковной жизни, не «начальником» в мирском понимании этого слова, а именно центром церковной жизни.
- Владыка, простите, что я Вас перебиваю, но Вы затронули очень интересный вопрос: взаимоотношения епископа и священников. Не могли бы Вы более подробно остановиться на этом моменте. Ведь нередко встречаются крайности – или епископ является в большей степени администратором, нежели отцом, или епископ, – простите, но бывает и такое, – становится заложником политики группы духовенства, которая пытается навязывать ему свою волю.
- Несмотря на то, что прямой перевод греческого слова епископ означает блюститель, наблюдатель, начальник, в епархии он должен быть, прежде всего, отцом. Взаимоотношения между епископом и клириком должны строиться не по принципу «начальник» – «подчиненный», а любящий, ответственный и требовательный в своей любви отец – чадо. Для того, чтобы понять каким должен быть епископ по отношению к своим священникам и пасомым, необходимо понять, где источник его власти. Евхаристия, общее служение Литургии предстоятелем, пресвитериумом и церковным народом – вот тот строй церковной жизни, который должен воспроизводится и вне богослужебной жизни. Можем ли мы сказать, что в служении Евхаристии – предстоятель – это «администратор», что в осуществлении своей власти он изолирован от клира и народа или противостоит им? Конечно же, нет, так как он является «предстоятелем» лишь постольку, поскольку связан с общиной. Из этого следует, что власть епископа как предстоятеля евхаристической общины не может быть оторвана от общины, а существует в контексте его связи с сомолитвенниками – духовенством и народом. Другими словами, епископ – это отец, но он является отцом не сам по себе, а по отношению к своим чадам. Вместе с тем, я не являюсь приверженцем модернистской идеологии «народовластия», которая была популярна в Украинской Церкви в начале ХХ века. Церковные каноны четко предусматривают различную меру ответственности для епископа, его клира и народа. Божественная Литургия – это икона церковной жизни, и строй жизни, который рождается из нее, является нормой, тем идеалом, к которому все мы должны стремиться. Вместе с тем, рассуждая трезво, мы должны понимать, что в современной церковной жизни существуют ситуации, когда епископ должен действовать как уполномоченное своей паствой лицо, являясь не только предстоятелем, но и лидером, человеком, который не боится ради блага Церкви взять на себя ответственность.
- Вернемся к Вашим научным интересам, владыка, как я знаю недавно Вы подготовили к печати нотный сборник?
- Да, мной подготовлены к изданию первые два тома (Всенощное бдение и Литургия) задуманного мной уже давно 6-ти томного Богослужебного певческого сборника для мужского хора. Специально для него мной была воспроизведена точная копия типографского шрифта Киево-Печерской Лавры, характерного для середины XIX века. В сборниках учтена специфика церковного клироса, удобно для регента расположен нотный материал. Среди распевов преобладают традиционные песнопения наших знаменитых монастырей, прежде всего Киево-Печерской и Троице-Сергиевой Лавр. Надо сказать, что Киево-Печерская Лавра – дневнейший на Руси монастырь, уникальна. Ее обиход – богослужебные и певческие традиции не имеют аналогов и глубоко укоренены в истории, восходящей к афонским монастырям и Святой Земле, не случайно Лавру называли до революции славянским Иерусалимом. Я люблю эту святыню, всем сердцем почитаю святых, почивающих в ней, чувствую их благодатную молитву и помощь в своей жизни, в служении. О научных интересах могу сказать, что литургика, точнее литургическое богословие, ближе всего мне по духу из всего обилия наук, которыми богата Православная церковь. В нашей традиции Евхаристия является стержнем христианской жизни, невозможно представить себе православного человека, оторванного от общего церковного собрания, т.е. живущего вне литургии, и я как архипастырь чувствую себя ответственным за возвращение этому Таинству таинств подобающего места в жизни церковной общины. Мне близка догматика, она неразрывно связана с литургическим богословием, можно даже сказать, что она берет в нем свое начало. В практике моего служения необходимо хорошее знание церковного права и богослужебного устава, поэтому постоянно приходится обращаться к трудам по этим дисциплинам.
- Каковы место и роль УАПЦ в церковной жизни на Украине. Существует ли перспектива вхождения УАПЦ в состав Константинопольского патриархата?
- Преподобный Макарий Египетский говорил, что во всяком деле необходима трезвость, поэтому я воздержусь от оценки общенациональной роли УАПЦ. Всем известно, что наибольшее количество приходов у нас сосредоточено в западных областях – Тернопольской, Ивано-Франковской и Львовской, но определяется ли роль церкви в жизни общества числом приходов? Думаю, что нет. Церковь универсальна, и свой христианский универсализм она реализует через служение Богу, подчеркиваю – не национальной идее, а Христу. В УАПЦ есть очень достойные архипастыри и пастыри, искренне труждающиеся во славу Божию, порой в самых сложных условиях и, безусловно, влияющие на церковную жизнь в Украине. Особенно мне хочется отметить служение Предстоятеля – митрополита Мефодия. Он глубокий и мудрый человек, церковный администратор, с богатейшим жизненным опытом. Я всей душой разделяю проводимый им курс на выстраивание добрых отношений со всеми православными юрисдикциями в Украине.
Потенциально возможность вхождения в Константинопольский патриархат, безусловно, существует. Есть и исторический прецедент – принятие УАПЦ в диаспоре под омофор Вселенского патриарха в 1996 году. Вместе с тем необходимо трезво оценивать ситуацию, осознавая, в чем заключаются стратегические интересы Константинопольского патриархата в Украине. Константинополь не заинтересован в глобальном конфликте с Москвой из-за тысячи приходов в Украине. Его интересам скорее отвечает распространение своего влияния на всю православную Украину. Однако для этого необходимо какое-то каноническое обоснование. Единственным таким обоснованием может быть провозглашение Украины канонической территорией Константинопольского патриархата. Другими словами, необходимо обратится к историческим событиям 300-летней давности, и объявить акт перехода Киевской Митрополии под каноническую власть Москвы незаконным, а, значит, и недействительным. Однако здесь возникает масса проблем. Да, возможно, с исторической точки зрения присоединение Украинской Церкви к Московскому патриархату действительно осуществилось без соблюдения всех церковно-правовых тонкостей. Однако, что это меняет? Ведь переход из одной патриаршей юрисдикции в другую должен осуществляться по согласию иерархии и православного народа. Предположим, в 1686 году такого полного согласия не было. А сейчас? Разве в современной Украине православный епископат, духовенство и миряне единодушны во мнении, что Православная Церковь в Украине должна возвратиться под омофор Константинопольского патриарха? А ведь с точки зрения экклезиологии прежде всего имеет значение реальное согласие иерархии и церковного народа, а не канонический статус событий трехсотлетней давности.  
Именно поэтому сегодня мне кажется маловероятным прием в лоно Константинопольского патриархата УАПЦ как одной из трех православных юрисдикций, к тому же не самой многочисленной. Константинопольцы – наследники величайшей империи и ювелирной тонкости ее политики, они щедро раздают обещания и высказывают расположение и к УАПЦ в целом, и к некоторым ее иерархам и организациям, но, мне кажется, не стоит обнадеживаться обещаниями, не подкрепленными реальными делами.
- Чего Вы ждете от диалога УАПЦ с УПЦ?
- Может быть, мой ответ покажется необычным, но я жду от этого диалога Любви – братской, всепрощающей христианской Любви с обеих сторон, которая поможет нам преодолеть разногласия, противоречия и обиды. Любви, которая даст нам сил и мудрости превозмочь тяжесть политики и сиюминутные интересы. Любви, соединяющей нас у Чаши с Телом и Кровью Христовыми, в Его Святой Церкви. Господь наш Иисус Христос просил в молитве Отцу об апостолах: «чтобы они были едины» (Иоанн 17,11), и я верю, что Он поможет этому единству совершиться, тем более, что сейчас во главе Украинской Православной Церкви стоит мудрый и благочестивый архипастырь – Блаженнейший Митрополит Владимир. Это человек огромного церковного опыта, обладающий ясным и глубоким богословским умом, тонко разбирающийся в вопросах екклезеологии. Я надеюсь, что решения этого святителя Божия в отношении диалога с Украинской Автокефальной Православной Церковью будут мудрыми и послужат делу единства. 

Беседовала Елена Билозир
http://www.uaoc.info/ua/
дивитися лист новин за
 
 
Copyright © 2004 HRAM.OD.UA Всі права захищені. Designed by Lenka_X