Новини
26.03.2005 МЕЧТАТЬ НЕ ЗАПРЕТИШЬ. НО МОЖНО ЗАСТАВИТЬ?

Екатерина ЩЕТКИНА

  Тот, кто следит за развитием межцерковных отношений в Украине и знаком с документами, издаваемыми церквями по вопросам взаимоотношений с оппонентами, не мог не заметить, что по стилю они столь же напоминают ультиматумы, как новостные ленты церквей — сводки с фронта. Тон текстов, как правило, довольно агрессивный: «насилие», «разжигание вражды», «противостояние» — вот обычные лексические составляющие. А когда речь заходит о «христианской любви», то как правило в том смысле, что «кому-то (разумеется, не нам) ее не хватает». Притом «участники диалога» (назовем их так) не упускают возможности указать на нелегитимность визави и, таким образом, на то, что вести какие бы то ни было «мирные переговоры» они не только не могут, но и не имеют права. Если же в этот, с позволения сказать, «диалог» вмешивается кто-то третий, то вопроса «а ты кто такой?» точно не избежать. Так что извините, что мы к вам обращаемся...
Обращения, которыми обменялись УПЦ и УПЦ КП, не посеяли радужных надежд. Хотя бы потому, что оба придерживаются описанных выше традиций. А еще потому, что содержат предложения, на которые заведомо не может согласиться визави. И если до появления этих документов можно было ожидать, что перемены в обществе внесут новую интригу в межконфессиональный диалог, то после их прочтения стало скучно. А тут еще Президент со своими пророчествами грядущей Украинской поместной церкви. Это все я где-то уже видела...
  От УПЦ КП можно и нужно было ждать чего-то смелого и даже провокационного — может быть, В.Ющенко и нельзя назвать в прямом смысле «их» кандидатом, но уже то, что УПЦ так подмочила себе репутацию одиозной поддержкой В.Януковича, делает позиции этой конфессии сильнее. Однако, вопреки ожиданиям, обращение Священного синода и Высшего церковного совета УПЦ КП оказалось довольно традиционным и маловыразительным. И оценить его смогли бы не адресаты — епископы, духовенство и верные УПЦ, — а люди, к церкви не причастные. Это заявление — декларация благих намерений, после прочтения которой неискушенный читатель захочет пожать автору руку и подивиться твердолобости оппонентов, если те не ответят немедленным согласием.
   Однако те, кому письмо адресовано, чаще всего люди искушенные. Они знают, что это за «известные события, разделившие Православие в Украине», о которых вскользь упоминается в документе, и чаще всего имеют об этих событиях и их участниках совершенно определенное мнение. Знают они и о том, что фраза «деление украинцев на каноничных и неканоничных» — несколько лукавая. Потому что не украинцев делят, а церкви — не надо заниматься подтасовкой понятий. И деление украинских церквей по этому принципу — не чья-то прихоть, а суровая реальность. А в целом, если свести это обращение к лаконичному «перестаньте обзываться, давайте искать компромисс», было бы и честнее, и стилистически интереснее, и действеннее. А то по прочтении документа остается стойкое чувство, что его авторам на самом деле глубоко безразлично, будет компромисс или не будет. Главное — намерения задекларировать.
   Больше разочаровать мог разве что ответ УПЦ, основанный на реляциях более чем десятилетней давности и сводимый к вопросу «кто они такие, чтобы мы с ними разговаривали?», и «условиям диалога», принятым еще 1992 году. Условия малоприемлемые — это ясно уже потому, что они до сих пор не были удовлетворены. Да и не могли — даже при наличии воли к диалогу со стороны УПЦ КП. Ну, отнимите у УПЦ КП все ее имущество и патриарха Филарета в придачу — что от нее останется и с кем вести переговоры?
   Предприняла УПЦ также обращение к Президенту Ющенко, в ко­тором выразила надежду на «долго­жданное окончание периода вмешательства органов государственной власти в церковную жизнь и политизации межконфессиональных кон­фликтов, результатом чего стали негативные проявления в церковной жизни во время президентских выборов 2004 года». Нет, не подумайте, что руководству УПЦ пришло в голову повиниться за не слишком достойное поведение во вре­мя выборов даже перед ныне действующим Президентом, которого в предвыборный период здорово подкузьмили. Во-первых, кто старое по­мянет, тому глаз вон. А во-вторых, из обращения становится ясно, что УПЦ оказалась жертвой обстоя­тельств. А разве с жертв спрашивают? Теперь же руководство УПЦ рассчитывает на «становление взаи­моотношений между государством и церковью на основах взаимоуважения и общепринятых европейских норм церковно-государственных отношений». Последнее положение меня, например, особенно умилило — надо же, «европейские нормы». И это УПЦ, поднаторевшая в критике «европейского выбо­ра», Европы и особенно тамошних «государственно-церковных отношений» (причем иногда вполне справедливой). Но разве можно пи­сать письмо Президенту Ющенко и не ввернуть чего-нибудь положительного про «европейский вектор»?
   А налаживать отношения надо. Ведь Президент Украины уже два раза за свой еще такой непродолжительный срок правления приглашал в Украину Вселенского патриарха Варфоломея. Первый раз на собственную инаугурацию, второй — на прошлой неделе. В обоих приглашениях высказывается надежда на деятельное участие Вселенского патриарха в судьбе украинского православия. От приглашения на инаугурацию патриарх Варфоломей вежливо отказался, а на второе приглашение ответил, что, мол, с удовольствием встречусь, но когда и где не уточнил. Патриарха понять можно — украинские церкви его условий не выполняли, не выполняют и выполнять не собираются (количеству нарушений константинопольских «Договоренностей», подписанных по инициативе патриарха, уже несть числа, да и не все участники переговоров остались на дистанции), а лишний раз ссориться с Патриархом Московским не с руки. Его-то небось на инаугурацию никто не приглашал (чему и удивляться не приходится). Конечно, переговоры между Москвой и Фанаром по поводу судьбы украинского православия зашли в глухой угол — куда их, в общем, и старались увести участники. Зато хрупкий мир между двумя мощными православными патриархатами в общих чертах восстановлен и худо-бедно сохраняется. Стоит ли его нарушать во имя реализации чьих-то честолюбивых замыслов? В общем, у Патриарха Константинопольского нет повода спешить в Украину с миссией канонизации и автокефализации.
   Гораздо интереснее ситуация в украинской власти. То, что каждый более-менее заметный политик стремится высказать свои конфессиональные симпатии, стало у нас общим местом. А уж те, кто находится у власти, просто обязаны заявить о своем «церковном курсе». И раз уж В.Янукович поспешил принять участие в Русском народном собрании и заявить там о своей последовательной поддержке УПЦ в единстве с Московским патриархатом (очередная медвежья услуга конфессии со стороны экс-премьера), то власти ничего другого не остается, как объявить о своем «курсе на поместность». Несмотря на то что В.Ющенко неоднократно подчеркивал свою принадлежность к лону УПЦ. Несмотря на встречи с патриархом Алексием, благословения митрополита Владимира и даже конфессиональную ориентацию госсекретаря. Несмотря на опыт предшественников, показавший, что церковный вопрос взрывоопасен, и все, что может сделать светская власть, — либо попытаться использовать межконфессиональное напряжение в своих целях, либо самоустраниться с многозначительным видом.
   В чем же дело? А вот в чем. Согласно уже неоднократным заявлениям Президента, «своя» церковь — извечная мечта украинского народа. Если кто-то из вас ни разу ни о чем подобном не мечтал, устыдитесь и немедленно начинайте — почувствовать единство с народом никогда не поздно. И не спрашивайте, что значит «своя» церковь и когда началась эта «извечность» — просто мечтайте, и все. Независимо от вашего мировоззрения, вероисповедания и конфессиональной принадлежности. Независимо от того, что ваш религиозный выбор и политический выбор, как вам казалось, — две большие разницы. Раз вы избрали эту власть, мечтайте о том, что она объявит вашей «извечной мечтой», и смиритесь с тем, что она будет стараться эту мечту реализовать. И приготовьтесь к тому, что последствия могут оказаться непредсказуемыми. Ведь нынешние поборники «сбычи мечт» собственно церковными вопросами до сих пор вплотную не занимались. Поэтому, правда, пока на уровне высказываний, у них столько проколов — чувствуется отсутствие направляющей силы Госкомрелигий.
Самое смешное, что «курс на поместность», объявленный
В.Ющенко, и настойчивые зазывания Вселенского патриарха — совсем не «политическая расплата», как можно было подумать. Это вполне искренне — как любовь к Шевченко или коллекционирование украинской старины. То есть заслуживает всяческого поощрения. Правда, в отличие от коллекционирования, последствия могут оказаться не самыми радужными. Да, можно себе представить сценарий установления поместности — и он не такой уж невероятный. Можно предположить, что Вселенский патриарх все-таки примет приглашение украинского Президента. Что он поддастся очарованию «оранжевой» идеологии и ожиданий светлого будущего. Что ему, наконец, намекнут высокие американские покровители, что «хорошо бы» — и все это вместе заставит его принять решение о деятельной поддержке создания украинской поместной православной церкви. Можно даже ожидать, что под его омофором объединятся УПЦ КП с остатками УАПЦ и что к этой церкви присоединится какая-то часть приходов УПЦ. Те же, кто не присоединятся, останутся в меньшинстве.
   Однако не так по-суворовски все пройдет даже в таком — идеальном — случае. Начнем с того, что это «меньшинство» может оказаться не совсем меньшинством — во всяком случае, в территориальном плане. Кроме того, Московский патриархат не смирится с потерей церковного домината в Украине так легко. Добавьте к этому еще одну пикантную подробность — сравните отношения между президентом Путиным и РПЦ и между Вселенским патриархатом и протестантом Дж.Бушем. Вполне можно предположить, что внешнее давление на Украину и украинскую власть будет сопоставимо с внутренним напряжением, обеспеченным УПЦ и особенно «смежными организациями» вроде Союза православных братств или «Единого Отечества». И не надо про «пятую колонну» — каждый имеет право защищать собственные мечты. А еще то, что Президенту Ющенко придется как-то мириться с восточным регионом, который уж конечно подобного сценария не стерпит. Украинской власти рано или поздно придется смириться с тем, что мечты не унифицируются в некую абстрактную универсальную «извечную мечту народа». И уж во всяком случае с тем, что не любую «извечную мечту» нужно реализовывать срочно и любой ценой.
Тем более с реализацией «мечт» церковно-религиозного плана стоило бы повременить. А если уж так ручки чешутся перекроить церковную карту, то надо их чем-то занять. Изучить для начала все возможные пути и последствия. То есть как минимум найти или воспитать специалистов, способных сделать это нелукаво. Судя по некоторым признакам, пока таких людей нет не только непосредственно во власти, но и рядом с ней — даже совета толкового никто не даст. Или просто не прислушиваются? И если упразднение Госкомрелигий было совершенно необходимым с точки зрения новой власти, то нужно было придумать какую-то альтернативную организацию, которая без вмешательства непосредственно в дела церковные могла бы выполнять статистическую и аналитическую работу и давать рекомендации. Незаангажированных специалистов в этой области у нас не так много, но они есть, их надо найти и дать им возможность работать.
   Ведь на данный момент беспомощность новой власти в вопросах религии и церкви столь же (а иногда и более) рельефна, чем у власти прежней (та под конец своей карьеры немного пообтесалась). Например, рапорт вице-премьера по гуманитарным вопросам о «готовности Кабмина к посту» до смешного напоминает рапорт министра АПК о готовности к посевной. И это естественно: готовность к посту — это не то, о чем следует рапортовать на всю страну. Тем более о «готовности Кабмина» — это как, простите? Проверили духовную зрелость каждого работника? Или сделали контрольный срез? Или просто кабминовская столовая отказалась от закупок мяса, рыбы и молочных продуктов? Нет, я не говорю, что Кабмин не может приготовиться к посту, — может. Может, например, обязать НТКУ подготовить цикл качественных просветительских программ, посвященных христианству. Инициировать изменения законодательства с целью обеспечения прав практикующих верующих — ввести, например, альтернативную службу, дать возможность верующим работать тогда, когда им позволяет религия, и не работать, когда их верование того требует, аккредитовать церковные учебные заведения. Мало ли что доброго можно сделать не для церкви даже — для собственных граждан, к церкви принадлежащих. И называйте это потом как хотите — хоть «подготовкой к посту», хоть ко второму пришествию.
И в конце концов, если прекратить спекуляции на тему «извечных мечт» и дать церквям развиваться своим путем без вмешательств, поддержек и репрессий, может оказаться, что это и есть самый верный путь к оздоровлению ситуации. Если и поддерживать — то молитвой. И пусть выживет сильнейший. Ведь в духовной сфере выживают не те, у кого кулаки больше или кошельки толще, — выживают сильнейшие духом. Так, может, пускай соревнуются между собой?
http://www.zerkalo-nedeli.com/ie/show/539/49565/

дивитися лист новин за
 
 
Copyright © 2004 HRAM.OD.UA Всі права захищені. Designed by Lenka_X