Новини
09.11.2005 Патриархальный захват

Крым вновь сотрясают религиозные скандалы, вызванные неуемным аппетитом Московского Патриархата.

После относительного затишья, длившегося несколько лет, в Крым вернулись межконфессиональные скандалы. До «крестоповалов», как это было в 2000-2001 годах, дело пока не дошло и, даст Бог, не дойдет, однако страсти накаляются нешуточные, чем накануне выборов непременно постараются воспользоваться различные политические силы. Как и в прошлые годы, в основе всех межконфессиональных конфликтов на полуострове лежат неуемные аппетиты Украинской православной церкви Московского патриархата, поставившей своей целью прибрать к рукам все христианские памятники истории и культуры на полуострове.

Забытая мечеть

На прошлой неделе громкий скандал с религиозным оттенком случился в Феодосии, где городские власти вознамерились в конце марта следующего года (совпадение-то какое! Ну, как тут не подумать о связи случившегося с выборами!) соорудить трехметровый памятник Святому апостолу Андрею Первозванному, а также четырехметровый крест и православную часовню. Возможно, событие и осталось бы незамеченным широкой общественностью, если бы местная газета «Кафа» не рассказала в одной из своих публикаций о месте предполагаемой установки скульптуры. Выяснилось, что гранитного апостола вкупе с гигантским крестом планируется разместить в городском Морсаду, где ранее находилась… самая большая в Крыму мечеть Султана Селима, известная также под названием Биюк-Джами (Большая мечеть).

По информации «Кафы», проект монумента уже одобрен феодосийской мэрией и благословлен Митрополитом Симферопольским и Крымским Украинской православной церкви Московского патриархата Лазарем. При его создании (кстати, лик гранитного апостола до боли напоминает Владимира Ленина) скульптор Валерий Замеховский, ранее специализировавшийся на изваяниях моряков-краснофлотцев, учитывал пожелания священнослужителей Московского патриархата. По словам архитектора Вячеслава Суботкевича, занимающегося разработкой проекта, лицо апостола будет обращено к городу, а за его спиной вырастет храм-часовня. «Идея Валерия Зеноновича заключается в следующем: идет Андрей Первозванный, а за ним остаются храмы», — раскрыл замысел Суботкевич.

По данным газеты «Кафа», установка памятника апостолу — давняя мечта Шайдерова. «Мы должны во что-то верить, а Андрей Первозванный — это первый ученик Христа, принесший православие», — цитирует газета слова мэра.

Разумеется, затея городских властей соорудить христианскую святыню на месте мусульманского храма вызвала недовольство местных приверженцев ислама. Имам и председатели мусульманских общин Феодосии направили на имя городского головы Владимира Шайдерова обращение, в котором выразили удивление и тревогу в связи с намерениями мэрии. Мусульманские священнослужители расценили установку христианской символики на месте бывшей мечети, «как вызов мусульманам и попытку в очередной раз внести раскол в крымское сообщество». «То, что это происходит с «благословения» городского головы, вызывает естественный вопрос: искренни ли вы, Владимир Александрович, когда заявляете о мире и спокойствии в Феодосийском регионе и в Крыму?», — отмечают они в своем обращении.

Имамы также напомнили Шайдерову о том, что установка в Крыму православных крестов, приуроченная к 1000-летию христианства, привела к резкому всплеску межконфессионального противостояния. «На совещании представителей православной и мусульманской конфессий г. Феодосии, состоявшемся летом 2002 года, были зафиксированы публичные обязательства обеих сторон об исключении установки в одностороннем порядке каких-либо культовых символов-памятников, памятных знаков и т. д., утверждающих либо подчеркивающих доминирование одной конфессии над другой, — подчеркивается в обращении. — Гарантом исполнения этих обязательств выступили вы, городской голова. На протяжении последующих лет мусульмане Феодосии не дали ни малейшего повода сомневаться в их верности принятым обязательствам».

В этой связи мусульманские общины Феодосии потребовали от городских властей публично опровергнуть сообщение о сооружении памятника и часовни на территории Морсада, а также «прекратить пособничество провокациям, могущим внести серьезные нарушения в межконфессиональное и межнациональное равновесие в Феодосии». Кроме того, авторы обращения потребовали подтвердить гарантии со стороны мэра о недопустимости установки в одностороннем порядке, без согласования с основными религиозными конфессиями, каких-либо культовых символов на территории города.

В результате феодосийским властям пришлось выкручиваться из создавшейся конфликтной ситуации, что они тут же и сделали, обвинив газету «Кафа» в публикации неправдивой информации. Управляющий делами Феодосийского горисполкома Виктор Болотский в интервью газете «Полуостров» назвал сообщение о планируемой установке памятника Андрею Первозванному на территории Морсада «правдой, вывернутой наизнанку». «На обсуждение управления культуры и управления архитектуры горисполкома даже еще не поступил этот вопрос, — отметил Болотский. — Композиция обговорена, конкурс прошел, сам памятник выбран, но, в отличие от того, что написано в обращении, там нет никаких отдельно стоящих крестов».

Управделами сообщил, что предварительно отобраны три места для установки памятника, однако назвать их отказался. По его словам, проблема «просто раздута». «Когда это дело рассмотрит комиссия, когда управление культуры и управление архитектуры совместно примут, после этого будет представлен проект на рассмотрение межконфессионального совета, который у нас существует, куда входят и имам, и благочинный округа, и раввин, все, — отметил Болотский. — Люди разных конфессий должны друг с другом советоваться. У нас, слава Богу, в регионе никогда не было ни крестоповала…».

Отдельно стоит сказать и о судьбе самой мечети Султана Селима, которую в 1522 году построил в районе нынешнего Морсада Феодосии всемирно известный турецкий зодчий Хаджи Синан. Дальнейшая участь мечети, которая, как утверждают историки, была самым большим мусульманским храмом в Крыму, оказалась весьма печальной. В 1807 г. по приказу губернатора Феодосии А. Фенша был разобран минарет Биюк-Джами, а годом спустя император Александр I повелел обратить мечеть в православный собор. Однако в 1833 году мечеть попросту разобрали, а в 1872 году на ее фундаменте заложили храм св. Александра Невского. Последний также был разрушен в начале 1930-х годов, но уже большевиками.

Характерно, что разрушенная мечеть Султана Селима, наряду с Владимирским собором в Херсонесе и симферопольским собором Александра Невского, включена в перечень выдающихся памятников истории и культуры, подлежащих восстановлению, который был утвержден Кабинетом Министров Украины в 1999 году. Однако, если работы по восстановлению обоих соборов давно идут, то о мусульманском храме украинские и крымские власти похоже, благополучно забыли.

Борьба за «Церковный холм»

Другой межконфессиональный конфликт, намного более запутанный, разворачивается в с. Голубинка Бахчисарайского района. Поводом для него послужило намерение местной православной общины Московского патриархата построить церковь на холме Кильсе-баир, где ранее располагался средневековый христианский храм, прекративший свое существование в XVIII веке, и кладбище.

И в этой ситуации в качестве недовольной стороны выступили крымские татары, которые, как известно, практически поголовно исповедуют ислам. Как утверждает в своем обращении, направленном в Бахчисарайскую райгосадминистрацию, общественная

организация «Азизлер», церковь, принадлежавшая Константинопольскому патриархату, не имеет никакого отношения к патриархату Московскому, а сами христиане, построившие ее, были предками крымских татар. Аналогичное обращение районным властям направила и группа из 86 крымских татар, проживающих в с. Голубинка, которые просят не допустить строительство церкви на месте захоронения своих предков.

Рабочая группа из представителей Бахчисарайской райгосадминистрации, выехавшая на место конфликта, после общения с Голубинским священником отцом Сергием выяснила, что у православной религиозной общины оформлены все необходимые документы, связанные с землеотводом на холме Кильсе-баир и со строительством на данной территории православного храма. По словам отца Сергия, на данном месте планируется воздвигнуть церковь в византийском стиле, а фундаменты старой церкви будут находиться под стеклянным полом, доступным для осмотра. При этом священник подчеркнул, что никаких законных оснований для недопущения возведения храма на сегодняшний день нет.

В своем ответном письме на имя руководителя общественной организации «Азизлер» заместитель председателя Бахчисарайской райгосадминистрации Айдер Халилов сообщает, что археологические работы на данном памятнике, проведенные в 2005 году, подтвердили, что там располагалась христианская церковь XV века, и имеются захоронения, произведенные в соответствии с христианским обрядом. Данный объект не внесен в перечень памятников истории и культуры и, соответственно, государством не охраняется. Тем не менее, представители райгосадминистрации посчитали нужным обратить внимание отца Сергия на то, что строительство храма на холме Кильсе-баир вызовет негативную реакцию со стороны мусульманского населения с. Голубинка, считающего расположенное на нем кладбище захоронениями своих предков. В этой связи районные власти предложили священнику не начинать строительство до урегулирования всех спорных вопросов, однако отец Сергий заявил, что он не имеет полномочий по приостановлению строительства, и данный вопрос необходимо согласовывать с его руководством.

Как сообщил «Обкому» председатель Бахчисарайской райгосадминистрации Ильми Умеров, конфликтная ситуация в с. Голубинка еще не улажена. «Но нам удалось ее локализовать», — отметил Умеров.

Позицию крымских татар, которым, казалось бы, в данном случае не должно быть никакого дела до строительства церкви, можно понять, если учесть, что, согласно историческим данным, в состав этого народа в разное время влились почти все этносы, проживавшие на полуострове и исповедовавшие христианство. Последние крымские христиане, которым, собственно, и принадлежали все православные церкви в Крыму, как известно, были депортированы российскими властями в Приазовье в 1778 году, незадолго до завоевания Российской империей полуострова. Известно, что у крымских татар, проживавших до депортации 1944 года в с. Фоти-сала (ныне с. Голубинка), холм Кильсе-баир считался святым местом и назывался «Френк мезарлыгъы», что можно перевести, как «Европейское кладбище». Кстати, и само название «Кильсе-баир» в переводе с крымскотатарского означает «Церковный холм».

Аппетит приходит во время еды

Любой незаангажированный пророссийскими политическими силами историк подтвердит, что проживавшие в Крыму до его захвата Россией православные верующие подчинялись Константинопольскому патриархату, и, следовательно, московская церковь имеет к тому же Свято-Успенскому монастырю в Бахчисарае или Инкерманскому монастырю в Севастополе такое же отношение, как патриархат Иерусалимский или, скажем, Румынский. Поэтому говорить о восстановлении церкви на холме Кильсе-баир представителям Московского патриархата как-то не к лицу. Между византийскими храмами и современной православной церковью нет никакой исторической связи.

То, что происходит в последнее десятилетие с христианскими памятниками истории и культуры Крыма прекрасно укладывается в доктрину, разработанную Симферопольской и Крымской епархией Московского патриархата, которая получила название «Крым — колыбель православия». Именно в рамках этой доктрины в начале 2000-х годов на въездах во все крымские города устанавливались к месту и не к месту поклонные кресты, а в с. Морском гигантский чугунный крест был установлен прямо на старинном крымскотатарском кладбище, что, собственно, и дало толчок событиям, получившим название «крестоповал». Еще одним печальным следствием тех событий стал выход Духовного управления мусульман Крыма из состава крымского Межконфессионального совета «Мир – дар Божий», в котором Муфтий Аджи Эмирали Аблаев занимал пост сопредседателя наряду с Митрополитом УПЦ МП Лазарем. С тех пор лидеры двух самых влиятельных на полуострове конфессий ограничиваются лишь поздравлениями в адрес друг друга и паствы по случаю крупных религиозных праздников христиан и мусульман.

События последнего времени убедительно показывают, что от своей доктрины, преследующей своей целью обозначить границы влияния и доминирования Православия, и вызванной банальным желанием прибрать к рукам все христианские памятники Крыма, Московский патриархат отказываться и не собирается. Достаточно вспомнить о недавних конфликтных ситуациях в пос. Зуя Белогорского района и в с Новостепном Джанкойского района, где по старому сценарию совершались попытки установить поклонные кресты при въезде в поселки, или громкий скандал с раннесредневековым монастырем, расположенным в пещерном комплексе Мангуп, где сначала самовольно поселились неизвестные никому монахи, а позже митрополит Лазарь любезно взял их под свою сень и благословил «возрождение» монастыря. При этом мнение ученых и археологов, утверждающих, что обустройство древнего монастыря поселившимися в нем монахами происходит с целым рядом нарушений законодательства об охране памятников культурного наследия и приводит к изменению облика памятника, митрополита Лазаря нисколько не смущает. «Горные монастыри Крыма, в том числе и Мангуп, находятся на канонической территории Украинской Православной церкви, — заявил он на одной из своих пресс-конференций. — Все эти монастыри принадлежали православной церкви, и они ей должны принадлежать».

Незаконность притязаний УПЦ МП на средневековые крымские монастыри и церкви вынужден был признать даже заместитель председателя Республиканского комитета по охране культурного наследия АРК Вадим Мордашов, являющийся одним из лидеров русского движения Крыма и прихожанином Московского патриархата. «На территории Мангупа русской или украинской православной церкви никогда не было», — сообщил Мордашов. По его информации, монастырь на Мангупе был создан в 8 веке, а Русская православная церковь появилась лишь два века спустя, поэтому юридические основания для передачи ей этого храма весьма туманны. В ответ Лазарь возразил, что греки на эти монастыри не претендуют. «Будем помнить, что Православие – это не квартира, где у каждого своя отдельная комната, а общий дом», — добавил Лазарь.

Тем временем аппетиты Московского патриархата продолжают усиливаться и даже закрепляться договорами с теми структурами, которые призваны охранять памятники истории и культуры на полуострове. В начале сентября текущего года Симферопольско-Крымская епархия УПЦ МП, Бахчисарайский историко-культурный заповедник и Крымский филиал Института археологии НАН Украины подписали трехсторонний договор о сотрудничестве, согласно которому церковь и государственные научные учреждения «совместно позаботятся о монастырских обителях Крыма». По информации сайта «Православная Украина», договор был подписан на заседании Общественной комиссии по восстановлению крымских пещерных и горных монастырей. Митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь отметил, что к этому договору УПЦ МП шла много лет, и «участниками договора была проведена колоссальная подготовительная работа». «Сегодня, подписывая его, мы надеемся, что общими усилиями церкви, государства, науки нам удастся сберечь и приумножить для грядущих поколений то огромное культурно-историческое наследие, которым владеет наш прекрасный Крым», — подчеркнул Лазарь.


Леонид ИВАНОВ (Симферополь)
http://www.obkom.net.ua/

дивитися лист новин за
 
 
Copyright © 2004 HRAM.OD.UA Всі права захищені. Designed by Lenka_X